матрица перезагрузка

Безумные игры

В дверь кто-то постучал, я иду открывать. На пороге стоит женщина, ее лицо показалось таким знакомым, что я без страха отступила назад, как бы приглашая ее войти. Она зашла, достала из сумки пачку стирального порошка и начала меня просить, чтобы я его купила за 11 тысяч рублей. Сказать, что я удивлена ценой, ничего не сказать. Чем же так хорош этот порошок, что стоит так дорого? Она начинает объяснять мне и рассказывать про этот чудо-порошок. Вдруг каким-то третьим чувством я понимаю, что женщина не в себе. Я начинаю ее вытеснять своим телом из квартиры, она сопротивляется, начинает почему-то шипеть на меня, как змея, как будто собирается ужалить.

С трудом выставив ее за дверь, я закрываю замок, ноги подкашиваются и я оседаю на пол. Руки и ноги не слушаются, с телом что-то происходит, оно как будто не мое, такое состояние, как будто она меня все-таки ужалила и яд начинает медленно действовать, постепенно парализуя все мое тело. Я начинаю звать на помощь дочку, но из горла раздаются только хрипы и еле слышный шепот. Из последних сил я доползаю до комнаты, прошу воды, пытаюсь непослушными руками набрать номер мамы на телефоне, мне надо обязательно сообщить кому-то о произошедшем и получить помощь.

Дочка ведет себя как-то очень странно, она как будто не понимает и не видит, что со мной происходит, разбрасывает игрушки, скачет по комнате, как обезьяна, абсолютно не реагирует на меня. С трудом набрав номер мамы, я кричу ей в трубку, что мне срочно нужна помощь, прошу ее прийти. Мама не слышит меня, она говорит о чем-то своем…

До меня вдруг доходит, что с мамой тоже что-то не так и помощь нужна не только мне одной. Обессиленная рука роняет телефон, я лежу на полу, глядя в потолок, слышу бессвязную речь мамы, вижу, как носится по квартире дочка, вспоминаю обезумевшую женщину с порошком в руках. В голове лишь одна мысль: «Весь мир сошел с ума».

И как только я осознаю это, меня начинает «отпускать». Тело обретает былую подвижность, появляется голос, возвращается адекватное состояние восприятия окружающего мира. Теперь меня терзает только один вопрос: «Что же делать? Как помочь всем остальным людям?» Получается, что каждый человек живет в своем маленьком безумном мире и сходит с ума по своему. И безумие у каждого свое, окрашено какими-то своими эмоциями. У кого-то оно с примесью радости, у кого-то подмешана злость или ненависть, кто-то обезумел от счастья, кто-то от ярости. Безумие с тысячами оттенков и вкусов… Боже мой, как страшно-то…

Мне стало так жутко, что захотелось спрятаться и никуда не выходить, не видеть и не слышать ни людей, ни весь мир. Я понимаю, что сработал мой инстинкт выживания. Как жить дальше?

Я подскакиваю с пола, начинаю лихорадочно собираться. «Надо помочь людям, хотя бы близким, кому смогу, ведь я теперь знаю, как освободиться от этого. Надо дать им понять, что только осознание того, что ты обезумел, может помочь выбраться из этого состояния. А еще надо рассказать, что ты можешь в любой момент заразиться безумием любого человека, ему достаточно только дотронуться до тебя или посмотреть пристально в глаза», — с этими мыслями я выбегаю из дома, схватив ребенка за руку, и направляюсь прямиком к маминому дому.

По пути я стараюсь не смотреть никому в глаза, обхожу стороной людей, чтобы случайно не прикоснуться к ним, избегаю любого возможного контакта, чтобы не подхватить заразу всеобщего сумасшествия. Теперь очень ясно видятся все безумные игры простых людей. Или наоборот, понятные простые игры безумных людей. Боже мой, в какую игру втянут весь мир, ведь кто-то одновременно играет в десятки таких игр, а то и сотни. Осознание и понимание всего этого накрывает какой-то лавиной необъяснимых чувств и эмоций.

Погрузившись в это состояние, в своем «безумии» я почти бегу на автомате, ноги несут сами. Не замечая на своем пути девушку, я врезаюсь в нее. Всего лишь мгновение и наши глаза встречаются, взгляд пересекается, а наши руки соприкасаются друг с другом. Состояние удара электрошокером и как будто разомкнулась цепь, мы обе вполне адекватно смотрим друг на друга оценивающим взглядом. Где-то на глубинном уровне я понимаю, что она тоже знает Истину. В ее глазах читается тоже самое по отношению ко мне.

Мы стоим какие-то доли секунды… так хочется удержать эту осознанность, эту ясность мысли, чистоту восприятия. Она начала говорить первой, очень уверенно и так, как будто знала это всю свою жизнь и только ждала этого момента, чтобы встретиться и рассказать мне.

— Сейчас мы разомкнули с тобой цепочку, вот так это и происходит, глаза в глаза, рука к руке. Ты можешь помочь людям, но не всем. Готовых выйти из своих безумных игр, готовых осознать и принять свое личное безумие пока мало, но с временем их станет больше. Ты просто начни… Посмотри вокруг и увидишь тех, кто готов. Ты их притянешь, как я притянула тебя, а ты притянула меня…

Я на мгновение отвернулась, чтобы посмотреть в сторону, которую она мне указала: вижу там в переулке группы людей по два-три человека, где-то эти группки побольше, по пять-шесть человек.

Поворачиваю голову, чтобы задать ей вопрос, а ее нет, она просто исчезла, как будто растворилась на месте. Только в голове ее голос: «Найди солярис, это тебе поможет».

— Что за солярис и где его искать? — уже в пустоту я задаю свой вопрос.

Я все еще стою на месте, держу за руку дочку. На улице становится тихо, на землю опустился вечер, прохожих стало намного меньше, чувство опасности заразиться чужим безумием уже нет. И я теперь не тороплюсь к маме, пришло понимание, что она не готова еще выйти из своей безумной игры.

Я поворачиваю обратно и иду домой, все мои мысли об этом «солярисе». Что это такое? Знаю, что есть такой фильм, и я его даже смотрела, только очень давно. Так давно, что не помню о чем он. Хорошо, что есть интернет, дойду до дома и обязательно что-нибудь найду об этом.

Погрузившись глубоко в свои размышления, я не заметила как переместилась и попала в какое-то другое измерение. Там было очень комфортно, я почувствовала себя как дома. Передо мной вдруг появился бассейн невероятно больших размеров, но я сама стала еще больше, вернее мое сознание настолько расширилось, что я вижу теперь этот бассейн как бы сверху. Он наполнен миллионами или даже миллиардами пластиковых шариков, есть такие в детских игровых комнатах. Я смотрю на все это сверху и вдруг слышу ласковый голос из-за спины:

— Смотри, это совсем упрощенная модель мира. В каждом шарике живет человек — это его реальность, его игра. Размер и цвет шарика зависит от того, какие эмоции преобладают в его игре и сколько их, кто-то живет в черных шариках, кто-то в розовых, кто-то в разноцветных, у каждого свой оттенок, нет одинаковых. Вернее есть, но их очень мало.

Когда одинаковые шарики встречаются и соприкасаются, знай, что это встретились люди с похожими играми, с похожими ценностями и с похожими иллюзиями. Рыбак рыбака видит из далека — у вас так кажется говорят. Они даже могут объединить свои шарики в один и какое-то время играть вместе: некоторые могут играть всю жизнь, а другие люди могут играть вместе только определенное количество времени, это зависит только от них.

Есть люди, которые находятся одновременно в нескольких шариках, как в матрешке, когда ты самая маленькая… Они играют сразу в несколько своих безумных игр, не понимают, что им с одной игрой даже не справиться, но лезут играть в чужие игры, порой даже не зная правил игры. Таким совсем тяжко, из одного то шарика не всем выбраться, а если поместить себя сразу в несколько… — Мой невидимый собеседник вдруг замолчал, но уже через мгновение продолжил.

— Чем в большее количество игр играешь, тем сильней тебя затягивает, а это уже матрица, выбраться совсем трудно бывает. Практически невозможно. Но я им не мешаю, пусть играются, я только наблюдаю, забавно это все.

А вон там, посмотри, очень интересные персонажи. У них прозрачные шарики, они думают, что не участвуют в этих играх, что они вне игры. Гуру себя называют, наивные, — засмеялся за спиной голос.

— Они думают, что вышли из игры, не замечают стенок своего прозрачного шарика, видят только чужие. Но суть-то все та же, из самого бассейна им не выбраться. Это игра уже другого уровня, совсем другого — задумчиво произнес голос. — Видишь какой бассейн огромный? Мало тех кто выбирается из него, я старался, когда создавал его.

— А есть те, кто выбрался? — спросила я.

— Есть, таких единицы, но для них я тоже новые игры придумываю, все заняты, все при деле.

— А кто Ты?

— Я и есть Солярис, ну или Биоразум. Но тебе уже пора…

Открыв глаза, я увидела потолок своей комнаты. Возвращаясь в свою реальность, вспомнила, как прилегла на кровать и не заметила, как уснула. «Надо же какой реальный сон», — подумала я, лежа на своей кровати, осмысливая и осознавая только что увиденное во сне.

Вдруг раздался телефонный звонок, на экране высветился номер клиентки.

— Добрый вечер, Ольга Николаевна! Мне нужна Ваша помощь. Знаете, со мной случилась такая история и я никак не могу с ней справиться. Несколько дней назад раздался звонок в дверь, я открываю, а там незнакомая женщина… я так испугалась…

«Ага, вот и начались «безумные» игры, даже сценарий не поменялся» — подумала я, вспомнив начало своего сна и улыбнулась сама себе, и со всей серьезностью «игрока» вслух добавила: «Жду Вас в пятницу на консультации, будем разбираться с Вашей историей…»

Автор Ольга Кирилюк

Подробнее