История моего первого автостопа
История моего первого автостопа

История моего первого автостопа

Не знаю почему, но в тот день сестра Танька неожиданно ответила молчаливым согласием на моё авантюрное: «А не поехать ли нам в деревню?» Все бы ничего, но это был будний день и добраться туда было не на чем. Это сейчас разные маршруты автобусов в ближайшие города и веси в удобное время, а тогда строго в выходные и всего три раза в день. Причем нужно было умудриться попасть в автобус. Желающих уехать из города к родственникам в деревню было явно больше, чем мог вместить в себя салон потрепанного ЛАЗа. Иногда казалось, что автобус резиновый, потому что на удивление влезали все, а в какой позе придется трястись по ухабам полтора часа, уже было второстепенно.

Стояла невыносимая июльская жара, мы прогуливались по старой части города, и случайно вышли к автостанции.

— Сейчас бы на речку, — мечтательно сказала Танька, — там нет этого противного тополиного пуха.

— Речка? — подумала я, и тут же во мне проснулся дух великого путешественника. — Поехали в деревню?!

— На чём? Сегодня же среда, — протянула гнусаво Танюха.

— Сейчас придумаем. — Я прокручивала в голове известные мне маршруты автобусов до соседних деревень, которые ходят по будням. Эта информация вдруг откуда-то всплыла в памяти. Такое чувство, что бессознательно я готовилась к этому дню, положившему начало моим спонтанным поездкам.

— Ага, придумаем, — прогундосила Танька, видимо уже жалея, что вспомнила про речку.

— Сначала поедем до Большежилкино, а потом пойдем пешком, — заявила я, не принимая возражений. В тот момент эта идея показалась мне здравой.

И вот мы уже трясемся в пыльном автобусе, жмурясь от яркого полуденного солнца и отгоняя назойливых мух от вспотевших лиц.

Выйдя на перекрестке, мы бодро зашагали в нужном направлении. Но уже через пару километров стало ясно, что идти по гравийке в летних босоножках, то и дело запинаясь о камни, по жаре без воды и панам на голове, идея так себе. 

Тогда в свои двенадцать лет я не учла один момент — расстояние, которое нам нужно будет преодолеть пешком. Ведь до этого мы ездили по этой дороге на автобусе или на дядькиной машине. Идти семнадцать километров по лесам, полям и бездорожью оказалось не так уж быстро. Видимо уроки физики на тему скорости, времени и расстояния я прогуляла или проспала. 

Очень скоро Танька начала ныть, что она устала, ей жарко и зачем мы вообще поехали. А мы даже не дошли до нужного поворота, где свернули бы к нашей деревне. 

— Ладно, — поддавшись на ее нытье я остановилась, — давай тогда будем ждать попутку, попросим, чтобы нас подвезли. Девчонки мы оказались везучие, потому что через двадцать минут нашего унылого существования на обочине жизни под палящим солнцем, вдалеке показалась грузовая машина. 

Конечно же мы знали, что нельзя садиться к незнакомым мужикам в машину, но в тот момент это правило казалось неважным. Уже отчаянно хотелось добраться до бабушкиного дома и злополучной речки. Мы начали голосовать, привлекая к себе внимание. Машина остановилась, накрыв нас облаком густой дорожной пыли. 

Танькин папа, мой дядька, работал водителем на таком же грузовике. Мы доверчиво подошли к кабине, как будто там был именно он. Опытным движением руки я нажала на ручку дверцы и она распахнулась. 

— Вы как тут оказались, девчата? Вам куда? — спросил водитель, разглядывая нас из-под козырька кепки.

— Нам до Архиреевки, мы к бабушке едем, — сказала я, глядя ему в глаза.

— Ну садитесь, подброшу вас до Цейлот, дальше мне в другую сторону.

Я оглянулась на Таньку, она почему-то выглядела растерянной. Мужик у меня тоже не вызвал доверия, но ехать надо было. Я первая полезла в кабину, а вслед за мной прыгнула на сиденье сестра.

Но уже через некоторое время мне стало не по себе. Мужик стал задавать странные вопросы, не хотим ли мы покататься вместе с ним. Не обращая внимания на мое твердое «Нет», он предложил свернуть в лес отдохнуть в тенечке. “Видно же, что вы устали с дороги, потом я отвезу вас”, — продолжал он уговаривать. «Бабушка уже ждет нас», — я стояла на своем, а Танька сидела, притихнув, и даже не смотрела в его сторону. 

Мы ехали дальше. Каждый раз, переключая скорость, он как бы невзначай рукой задевал мою коленку, я отодвигалась к сестре, но на первом же ухабе, высоко подпрыгивая, я снова скатывалась к рукоятке коробки передач.

«Скорей бы уже наша развилка», — отчаянно думала я, а сама вслух зачем-то начала рассказывать ему, кто мы, как зовут родителей и бабушку, что родственники в Цейлотах знают, что мы вот-вот должны приехать и ждут нас.

— Как-как говоришь отца зовут? — Я громче повторила имя папы, потом назвала имя дядьки. — Так вы Бердниковы что ли?

— Да, — выдохнула я.

— Чего сразу не сказали? — его голос по непонятной мне тогда причине стал злым и всю оставшуюся дорогу он ехал молча.

Когда он наконец остановился на автобусной остановке, Танька пулей вылетела из машины. Я вслед за ней стала продвигаться к двери. Спрыгнув с подножки кабины на обочину, я не сразу заметила, что юбка высоко задралась и из-под неё показались трусики. Инстинктивно я оглянулась. Прищурившись, он смотрел на меня масляным взглядом мартовского кота. Каким-то нутром я почувствовала, что мужчинам нельзя так смотреть на маленьких девочек. «Спасибо!» — сказала я и громко хлопнула дверью. 

Неожиданно его лицо появилось в открытом окошке: «Вы это… не ездите больше одни. Мало ли кто на дороге попадется». Послышался резкий звук переключения коробки передач, и грузовик тронулся с места, снова окутав нас коричневым облаком пыли.

Через полтора часа пешего хода мы благополучно дошли до речки. Самое интересное, что купаться совсем не хотелось. Вечерело. Мы только помочили ноги и направились к дому бабушки.

— Вы на чём сюда добрались? — спросила она удивленно, увидев нас в воротах.

— Да какие-то папины знакомые подвезли, — выпалила я вперед Таньки, многозначительно на нее посмотрев. 

Родители, которые приехали на выходные, так и не поняли из нашего путаного рассказа, какие-такие знакомые нас подвезли. Но Таньке тогда все-таки влетело.

Оглядываясь назад на ту маленькую девчонку, в голове сейчас крутится лишь одна фраза: «Безумству храбрых поём мы песню…» Как хватило смелости и мозгов совершить тогда эту поездку, ума не приложу.

Садились ли мы после этого случая в машину к незнакомым людям? Конечно, с нами же ничего плохого не произошло, а ведь могло случиться страшное и непоправимое. Думаю, что Ангелы-Хранители поседели после нашего периода взросления. Наверняка еще и попросили досрочный выход на пенсию, потому что у нас с Танькой еще столько историй было, что никаких песен во славу таким «отчаянно-смелым» не хватит. Я бы даже сказала прямо: дурным и без царя в голове.

Автор Ольга Кирилюк

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.