Дневник

Проба пера

Воспитание по старинке

В изголовье кровати за железной спинкой у деда всегда стояли розги.
Как-то я наивная шестилетка спросила у бабушки зачем они там стоят?
— Не будете меня слушаться, пожалуюсь деду, вот он вас и  выпорет этими розгами, — буднично ответила бабушка и дальше занялась своими делами.

Сказала так, что я поверила ей сразу и безоговорочно. Надо ли говорить, что я была послушной? Я итак была хорошей девочкой, потому что моя попа рано познала вкус ремня, угол частенько по поводу и без был моим пристанищем. Поэтому пробовать что такое розги вообще не хотелось. Я даже представить не могла, как это больно. Только вспоминались кадры из кино про публичные наказания в былые времена.

Дед был очень строгий, у такого не забалуешь, взглянет и под стол хочется спрятаться,  а бабушка напротив — душевная такая, хохотушка. Споёт частушку и сама смеётся, как ребенок, очень уютная, заботливая и добрая. Я все время ходила за ней как хвостик.

Слушаться бабушку было легко, потому что многое разрешалось. Сама делала дела и меня учила. Это у родителей: «Здесь не трогай, туда не лезь, сюда не ходи, положи на место!» А у бабушки: «Иди-ка подсоби мне…» И ты идешь и подсобляешь. И слово то какое интересное, сразу интерес вызывает, и дела взрослые можно делать и нос можно куда угодно совать, потому что бабушка все расскажет, объяснит терпеливо, и научит, как может. Когда тут баловаться? Некогда! Всё дела, дела, да заботы по хозяйству.
Но дед исправно время от времени обновлял розги и ставил их снова в изголовье. Так и не поняла до сих пор зачем. Ни разу не видела их в действии. Так и живу с этим неразгаданным секретом. Что за родовая тайна?

Автор: Ольга Кирилюк

Подробнее

Ну соври, а?

— Соврешь моему отцу? — спросил он неожиданно.

— Чего-чего? — сначала я подумала, что ослышалась, ну или не правильно перевела с его ломаного английского. — Соврать твоему отцу? О чем?

— Скажи ему, если он спросит, что мы познакомились в Нью-Йорке, — он оживился, готовясь изложить суть.

— А ничего что я никогда не была в Нью-Йорке? Вообще-то я нигде в Америке не была, у меня даже визы нет. — я в недоумении покосилась на него.

— Ну он же не знает, что у тебя нет американской визы, и паспорт точно не будет проверять, — продолжил он этот странный разговор.

— Слушай, а с чего вдруг мне нужно ему врать? К чему этот разговор, объясни мне, — мы шли по берегу Карибского моря, солнце медленно садилось за горизонт, обвалакивая все вокруг своим мягким теплым предзакатным светом.

— Ну ты понимаешь… так получилось, что я его обманул. А ты сейчас остаешься здесь в Мексике, вдруг он заедет к тебе в гости, вы разговоритесь, он спросит тебя, как мы познакомились и все такое.

— А что в этом такого? Не тяни!

— В общем когда я летел в Европу в отпуск, а потом к тебе в Россию, то сказал ему, что лечу в Америку по работе. А потом рассказал, что встретил тебя в Нью-Йорке.

— Зачем? — я никак не могла понять суть.

— Ну я оставил ему тогда на три недели маленького сына, не мог же я ему сказать, что еду отдыхать, а ты тут возись с маленьким ребенком, пока я буду развлекаться. Мне как-то неудобно было.

— А сейчас удобно?

— Что?

— Просить меня врать?

— Ну это совсем другое! — он улыбнулся своей неотразимой улыбкой.

Мне вдруг захотелось оказаться где-то в другом месте, подальше от него. В памяти невольно начали всплывать какие-то ситуации, в которых никогда не складывались два плюс два, и теперь я отчетливо поняла почему. Он врал мне также, как и своему отцу, как врал бывшей жене, как врал друзьям и в первую очередь он врал самому себе. Он жил в мире своих собственных сценариев, мгновенно генерируемых его писательским мозгом.

«Ну наверное он только так и может», — подумала я. Претендент на Оскар за лучший сценарий в номинации «Иностранное кино», обладатель двадцати шести международных премий за фильм, снятый по его сценарию несколько лет назад.

Мне вдруг стало грустно и смешно одновременно, передо мной стоял взрослый мужик, выглядевший как нашкодивший щенок, пытающийся своим обаянием сгладить всю нелепость ситуации.

— Не переживай, он не спросит меня о нашем знакомстве, — я резко свернула от берега к шумной улице курортного городка. — Поехали в гостиницу.

Автор: Ольга Кирилюк

Подробнее

Хочу Ленку

В старшей группе в садике у меня была подружка Ленка, с которой мы все время смеялись. Над чем? Не вспомню уже, но вот это состояние безлимитного и беззаботного смеха до сих пор будоражит меня и я очень скучаю по этому. Другие дети нам завидовали, мальчишки хотели тоже также поржать с нами, но не понимали наших девчачьих шуток. Воспитательницу почему-то это жутко злило, и она постоянно делала нам замечания, пыталась нас разделять и ставить в углы в разные помещения, но нам это не мешало. Как только заканчивалось время наказания, мы выходили из своих заточений, встречались глазами и снова начинали ржать. Что-то в ней такое было в этой Ленке, что не давало мне пройти мимо нее спокойно.

Про «смеяться до слез», «до коликов в животе» вы наверняка слышали, но можно ли смеяться до крови? Теперь знайте — можно! Однажды мы так увлеклись, что у меня пошла кровь из носа от смеха.

Мы сидели ужинали и обсмеивали кашу в тарелке. Да-да, Ленка не лезла в карман за поводом для шутки — что вижу, над тем и ржу — это как раз про нее. И вдруг у меня из носа открывается фонтан, все льется в кашу. Думаете это напугало и остановило нас? Ни тут-то было, мы стали смеяться еще громче над эпическим ужастиком «Кровавая каша». Воспитательница в этот день не выдержала и нажаловалась на нас родителям. Мой папа долго недоумевал, почему меня надо наказывать за смех.

Шли года, я иногда вспоминала Ленку, мне так хотелось узнать где она, кто и чем занимается. И вот однажды я повела ребенка к окулисту. Заходим в кабинет и вдруг я вижу ее! По ее глазам я поняла, что и она узнала меня через столько лет. Но теперь это была взрослая и серьезная тетя-врач Елена Ивановна. Рядом сидела не менее взрослая и не менее серьезная медсестра, ну вы знаете какие они бывают в районных поликлиниках, и я как-то сразу затушевалась, постеснялась напомнить ей о нашем садичном прошлом и смешной дружбе. Так и ушла.

А сейчас я очень хочу, чтобы в моей жизни появилась такая же Ленка, с которой можно смеяться обо всем и за это не будут наказывать и ставить в угол.

Автор: Ольга Кирилюк

Подробнее

Надо быть сильным или спать

«Надо быть сильным или спать», — листая ленту Инстаграм, эта цитата Льва Толстого вдруг напомнила мне момент из жизни, который случился несколько лет назад.

Тогда я оказалась в глубокой финансовой яме по своей же глупости, залезла в кредиты и долги в надежде быстренько крутануть деньги и… Потеряла все!!!

Ладно банковский кредит, но у меня были взяты деньги в долг под огромный процент у знакомых. На кону стояла моя репутация и мне во что бы то ни стало нужно было вернуть все деньги вовремя.

Я сильно лоханулась, инвестировав все свои и чужие деньги в неправильное место и в неправильное время. В итоге глубокий минус, эмоциональный шок и ступор и единственный вопрос в голове: «Что делать?» И именно на него у меня не было ни малейшего намека на ответ, я не знала, что мне делать.

Неделю я тупо рыдала от безысходности, спрятавшись под одеяло и не вылезая из кровати. Как будто слезы могли мне как-то помочь. А на второй неделе я впала не только в спячку, а заодно и в депрессию. Просыпалась только для того, чтобы страшная реальность накрыла меня снова, порыдать и снова уснуть.

Помню, как через пару недель в голове возник новый вопрос: «Для чего мне дана эта ситуация?» Удивительно, что этот вопрос вообще мне пришел в таком состоянии. Я задавала его себе бесконечное количество раз и вдруг в голове раздался не мой внутренний голос, а что-то как будто из вне, спокойное и уверенное: «Чтобы стать сильнее».

— Ну куда ещё сильнее то? — ответила я вслух, и забылась своим депрессивно-слезливым сном.

К моему удивлению на следующее утро я проснулась как огурчик, в теле была энергия, в голове прояснилось, начали появляться здравые идеи, мозг заработал адекватно и в конце концов за несколько следующих дней появился план, как выйти из этой ситуации с минимальными потерями. Я начала действовать, и в итоге все закончилось хорошо.

При любой непонятной ситуации теперь я точно знаю, что делать: для начала надо идти спать столько, сколько нужно организму, чтобы он мог справиться со стрессом, а потом включать все свои внутренние резервы и быть сильным, несмотря на то, что происходит.

Во сне могут прийти подсказки от подсознания, а наяву вы начнёте их реализовывать исходя из своего потенциала силы, а ее у нас, поверьте, достаточно. И помните: все, что происходит в нашей жизни, даётся нам по силам и для нашего роста и развития.

Автор: Ольга Кирилюк

Подробнее

Прости, пап!

— Папа, прости меня, я обижалась на тебя целых тридцать лет!
Вообще прикольно получилось. Мммм, хотя нет, не очень, хочешь расскажу?

Ты знаешь, я поняла это только сегодня. Сижу и слушаю одного психолога, она говорит: «Закройте глаза, и представьте кого-то одного из родителей». Я послушно закрываю глаза, готовлюсь мысленно притянуть образ мамы, понятно же, если психолог говорит про родителей в контексте психосоматики, то сейчас будет разбор отношений с кем-то из вас. С тобой-то у меня было все окей, это с мамой вечно какие-то контры. Так вот, ставлю маму перед собой, а она отходит на задний план. Я ее обратно тяну, а она еще дальше отодвигается. И вдруг появляешься ты, такой молодой и красивый со своей хитрой улыбкой и прищуром на один глаз.
В ушах слышу настойчивый голос психолога: «Что вы чувствуете по отношению к тому родителю, который появился?»
— Обида, — вдруг неожиданно вылетело у меня откуда-то из глубинны завалов подсознания.
— Обида? На папу? Да, нет! Не может быть такого… Бред какой-то… Да я и папка были самые закадычные… — Я не успеваю договорить эту фразу, как вдруг всплывают картинки тридцатилетней давности вашего развода.
— Папа, ты бросил меня? — удивленно как будто бы одновременно я спрашиваю и тебя и себя.
— Папа! Ты бросил меня! — раздался теперь уже упрекающий голос десятилетней девчонки внутри меня. У меня незаметно слезы навернулись на глаза.
— Папа, ты бросил меня… — рыдает уже в голос девчушка с хвостиками, осознав всю свою боль от расставания с тобой, и вместе с ней плачу я.
— Как ты мог, папа? Почему ты бросил меня? Ты даже не представляешь, как мне было тяжело без тебя. Мне пришлось все взвалить на себя, и стать тобой, папа. Я рано стала взрослой и сильной. Знаю-знаю, ты сейчас скажешь мне вытереть слезы, не реветь и протянешь свой носовой платок.
— Знаешь, папа, еще год назад я могла бы попросить у тебя прощения лично за эту обиду длиной в тридцать лет, но я даже не догадывалась о ней, она пряталась так глубоко. Еще год назад я могла бы тебя обнять, прижаться к твой груди и просить прощения. Но ты уже меня простил, я знаю. Ведь там на небесах только любовь.
— Прости, пап!

Автор: Ольга Кирилюк

Подробнее

Когда танцору мешают не только ноги

Кружите меня, кружите!

Могла бы я кричать от восторга голосом Наташи Ростовой, кружась в ритме вальса, но этого не случилось. Вышло все совсем наоборот.

Училась я тогда в десятом классе и занималась танцами на досуге. Учебный год близился к концу и старшеклассники вовсю готовились к последнему звонку. Колокольчик, белые фартуки, сентиментальные речи, уже на репетициях вызывающие слезы и мысли: «А может ну его этот институт? Как же в школе-то хорошо!»

Выпуск был не мой, я должна была еще целый год ходить от звонка до звонка. Но мне выпала большая честь поучаствовать в этом запоминающемся на всю жизнь празднике. Лешка скорей всего тоже его запомнил надолго. Лешка — это такой большой качок из одиннадцатого «Б» на пару голов меня выше и раза в три шире. Добряк с большими голубыми глазами.

Со штангой и гантелями в качалке он «вальсировал» очень легко, а вот танцевать на сцене ему еще не приходилось. Мы начали репетировать за пару месяцев и ближе к концу мая у Лешки начало наконец-то получаться не терять ритм, не путать ноги и делать поддержку. Я думаю, это было его самым любимым. Легкотня же вскинуть тощую девицу себе на бедро, это не жим лежа на сто килограмм, хотя наверняка он брал гораздо больший вес, судя по его бицепсам.

В общем на репетициях все было относительно хорошо, его монотонное «раз-два-три» уже никого не раздражало и все с нетерпением ждали дня Ч.

Почему «Ч»? Потому что с первых минут нашего выступления «Что-то пошло не так».

Зазвучала музыка, в ритме танца мы выходим парами на сцену, все красиво выстраиваются в круг и…

Вдруг я вижу как итак огромные Лешкины глаза становятся еще больше, и за доли секунды до меня доходит смысл того, что происходит. Вы когда-нибудь начиная танцевать вальс застревали на цифре «раз», когда делается самый простой первый шаг? Нет? А мы умудрились! Как? Легко! 

«Раз» — Лешка шагает на меня и не может вставить свою ногу между моих, а я не могу шагнуть назад. Нет, не свело у нас ноги. Свело у меня мои мозги видимо, когда я одевала очень узкий подъюбник под шифоновую юбку. Она же прозрачная, а я девушка порядочная тогда была, не могла светить труселями на всю школу. Что выручит в такой ситуации? Правильно, старый добрый подъюбник! 

Лешка даже слова такого тогда наверняка не знал, не то что само это изделие женского обмундирования.

Леха парень упорный снова пытается сделать свой «Раз» и втыкается ногой во что-то ему неведомое. Опускает глаза, видит, что ничего вроде бы ему между ног не мешает, танцор-то он нормальный. Я же от ужаса и нелепости всего, происходящего начинаю семенить, перебирая ногами хоть как-то, чтобы догнать ритм и вальсирующих однокашек. 

Леха пытается все еще поймать ритм, а заодно и меня, и сделать свое «два-три». Учителя в первом ряду уже ржут, поняв, что происходит. Постановщик всего этого действа не стесняясь орет громче музыки, чтобы Леха продолжал несмотря ни на что. И тут он, сообразительный малый, хватает меня как статуэтку, поднимает над полом и наконец-то с облегчением делает свое «раз». И неважно, что весь танец уже мы запороли, Леха танцевал что-то свое, учителя покатывались со смеху, на сцене тоже стоял гогот. Поддержку все же нам удалось сделать нормально, но уходили мы все со сцены в ритме вальса, держась за животы. 

С тех пор я не ношу подъюбники, а Лешка наверное не танцует вальс.

Автор: Ольга Кирилюк

Подробнее

Я не психолог, я та…

Вы замечали, что часто мы формируем свое мнение о человеке по его профессии. При знакомстве вопрос «Чем ты занимаешься по жизни?» занимает одно из лидирующих мест после «Как тебя зовут?» 

У многих есть свои внутренние представления о том, каким должен быть юрист, врач, блогер или кондитер. Когда мы идентифицируем себя через профессию, мы позволяем человеку моментально одеть на себя все его ожидания именно относительно деятельности, а не качеств самой личности.

Дело в том, что наше дело не вегда описывает нас самих. На сайтах знакомств в разделе «О себе» часто можно увидеть «Трудно описать себя и сказать какой я». Действительно, если я напишу, что люблю путешествия, вкусно поесть, гулять, провести вечер за чтением книг или просмотром кино, что даст эта информация другому? 80% людей в той или иной мере любят это, но это же не значит, что я такая же, как эти люди. Так что меня отличает? Кто я есть без моей профессии и стандартного набора действий? Я та:

  • кто срывается с места при любой возможности за новыми впечатлениями.
  • кто каждый месяц переставляет мебель вслед за движущимися энергиями.
  • кто выберет купить новую книгу вместо новой шмотки.
  • кто будет смотреть странный фильм, чтобы заставить свои мозги шевелиться и умиляться от тонкого юмора французов.
  • кто покупает пачками ручки и блокноты для заметок, инсайтов и своих мыслей.
  • кто на вопрос: «А давай…» не дослушав, отвечает «Давай!»
  • кто придя в магазин, вместо нормальной еды выберет сладенькое.
  • кто сидит до рассвета за любимым делом и отвлекшись на секунду, спросит: «А что уже утро?»
  • кто заберется в тропические дебри посмотреть на древнюю пирамиду майя и заблудится, и..
  • кто в итоге доберется до отеля, не умерев без воды под палящим мескисканским солнцем.
  • кто может намотать тысячи километров за рулем, чтобы посетить и увидеть сакральные места.
  • кто чувствует людей и события на расстоянии вне времени и пространства.
  • кто болтает по утрам с чайником.

Продолжать можно долго, но разве все это скажет вам о том, что я психолог, особенно после того, как вы узнали, что я разговариваю с чайником? Так что, мы не есть наша профессия. Каждый из нас целая планета со своими приятными и милыми особенностями. И главная наша задача оставаться собой в любых обстоятельствах, позволив другим узнавать нас не через призму восприятия профессии.

Автор: Ольга Кирилюк

Подробнее

Счастливая встреча

В начале лета, прогуливаясь по магазинам, в одном из отделов я случайно увидела Его и сразу поняла, что с этого момента мы будем вместе. Может не навсегда, но точно надолго. «Никакая непогода и невзгоды не разлучат нас!» — подумала я и как в воду глядела. Я доверилась ему, своим чувствам и не прогадала. Это была любовь с первого взгляда! Я поняла, что с этого момента наша жизнь друг без друга не представляет смысла.

Я так долго его искала, и все эти годы безрезультатных поисков оправдали себя. Теперь мы практически каждый день бок о бок, с нежной привязанностью прогуливаемся, спешим по делам и встречаем новый день. Каждое утро, глядя в окно на небо, я благодарю судьбу за эту встречу, потому что не знаю даже, как бы жила без него. Последние пятнадцать лет без него сейчас кажутся настолько пустыми. Когда-то я думала, что и дальше могу прожить без него. Я была так наивна. Сама Вселенная подтолкнула меня к нашей долгожданной встрече. Знаете, из года в год я писала свое желание о том, чтобы он появился в моей жизни. Я верила, что это произойдет всем назло. «Просто еще не время и надо немного подождать», — так я успокаивала себя, когда встретив кого-то похожего, понимала, что это все не то. И вот это случилось!!!

Я купила себе Зонт моей мечты. Суровое сибирское лето нынче на нашей стороне — оно способствует тому, чтобы мы не разлучались ни на один день. И я действительно счастлива, что нашла его наконец-то. Знаю, что он не оставит меня один на один с беспросветным ливнем, с порывистым ветром и противным моросящим холодным дождем. Он готов преданно служить мне в любых условиях: укрыть от мокрого снега, закрыть собой от палящего солнца, защитить от порывов и нападок грубого ветра. Я знаю точно, он никогда меня не предаст, чтобы ни случилось. В свою очередь, я готова брать его с собой в любые поездки, нежно хранить и заботиться о нем после наших совместных прогулок и вылазок в окружающий мир, аккуратно с любовью надевать чехол и выделить лучшее место для ожидания следующих совместных приключений. Наверное, это и есть дружба — защищать, заботиться, протягивать руку помощи в любой ситуации. Приятно осознавать, что зонты бывают иногда лучше людей и они не предадут, чтобы не случилось.

Автор: Ольга Кирилюк

Подробнее

Яблоня от яблони..

Помните пословицу «Яблоко от яблони недалеко падает»? Так говорят, когда хотят указать на то, что дети склонны совершать те же поступки, что и их родители, имеют схожие черты характера, манеры поведения, взгляды на жизнь. А также когда в детях повторяются пороки и недостатки их родителей.

Мне все детство твердили, как я похожа на маму. Конечно же, тогда это касалось только внешнего сходства, а не каких-то внутренних качеств. Позднее мама начала во мне взращивать качества, которые, как казалось ей, мне нужны будут по жизни. «Ты должна быть сильной! Ты должна отвечать за свои поступки! Ты должна брать на себя ответственность! Ты должна… Ты должна… Ты должна…»

Я выросла, и действительно, мне казалось, что я всем вокруг все должна. Брать ответственность и за себя и за того парня. Быть сильной там, где надо было быть просто женщиной. Проявлять себя там, где можно было бы и не высовываться. Никому ничего не доказывать, пробивая железобетонную стену головой там, где можно было найти безопасный проход в стене или вовсе ее обойти. Многие годы моей жизни были одним сплошным надрывом и бесконечными обязательствами перед кем-то. Я как-будто нарочно проверяла себя: «Смогу ли я? Выше, круче, быстрее, лучше…» Могла. Вопрос — надо ли было? В большинстве случаев, нет, не надо было. Никому! Под натиском всех наложенных программ в детстве и юности я доказывала этому миру, что я могу, я сильная!

Видимо, в какой-то момент, накопилась сильная усталость от такой жизни, что я как своенравная лошадь взбрыкнула и скинула все со своих плеч, на которые когда-то взвалила горы непосильной ноши. На событиях в жизни это сразу же отразилось: сначала я уволилась с хорошей должности, еще через пару лет решила развестись и уйти от хорошего мужа из хорошей семьи, отказаться от хорошей жизни.

Я начала  с неистовой силой искать свой путь и разбираться с тем, кому и что я должна, если убрать из головы все вбитое в детстве. Пошла в длительную шестимесячную коучинговую программу, где взяла для себя за основу новую для себя платформу и старт, где я ничего никому не должна, а просто хочу жить так, как я на самом деле хочу.

Это был долгий путь, он тоже был болезненный, потому что вросшие с корнями убеждения, заложенные в детстве, было ой как больно выкорчевывать. Рушилось под ногами все, ощущения были, как будто я падаю в бездну и не знаю, когда наконец-то достигну дна. На дне оказалось еще страшнее. Мыслей о будущем не было вообще. Мне казалось, что я не смогу выбраться, потому что очень долго падала и оказалась так глубоко, что поглощающая темнота просто сжирает меня.

Это было всего каких-то несколько лет назад, а кажется, что очень давно. Кстати, тогда тоже случился какой-то экономический кризис, а я даже не знала об этом. Потому что мой внутренний кризис был намного глобальнее. Тогда впервые в жизни ко мне пришла мысль о том, чтобы уйти из этого мира. Я так устала все решать сама: без работы, без отношений, без семьи, без ребенка, без денег. Куча долгов, куча проблем и я, один на один со всем этим миром. Мне казалось, что я никогда больше не выберусь из этой пропасти и была готова перешагнуть рубикон.

Но у Вселенной, как оказалось, на меня были свои планы. Потом был и свет в конце тонеля, и вспышки с осознанием предназначения, и планы, как вылезти, и дали возможности схватиться за ниточки, чтобы вытащить себя, и поезда с последними вагонами — все это было. Из пропасти я вытащила себя на огромное чистое плато. Вот оно!!! Строй новую жизнь, дорогая. 

Учитывая все ошибки, я осторожно начала двигаться вперед. Встраивать новые программы, выстраивать новые маршруты, делать так, как никто не делал в моей семье, в моем роду, в моем окружении. Я как бы самоотстранилась от прошлого, но оно то никуда не отстранялось от меня. Только сейчас я осознала, что многе делала вопреки: лишь бы не так, как когда-то говорила мама, не так, как учили в школе, не так, как делают другие — все делала по-своему. Это дало на какое-то время иллюзию, что все идет как бы по моему плану. «Ну-ну…» — тихо в кулачок усмехалась Вселенная.

И вот я снова здесь, несколько месяцев назад выйдя из самолета на родной земле, я поймала себя на мысли, вернее даже сказать, мысль поймала меня и заставила обратить на себя внимание. Я шла в здание аэровокзала, ехала домой в такси, а в голове крутилось только одно: «Меня здесь не должно быть! Как такое случилось, что я снова здесь? Я не должна была вернуться. Это какой-то сбой в системе. Что не так? Что я сделала не так?»

Родные улицы города казались совершенно незнакомыми, в квартире больше не чувствовалось, что это «Моё место». «Меня здесь не должно быть!» — внутренний протест, как девятый вал, накрывал с головой. Где я так накосячила, что все пошло не по плану? Америка, с которой я только что вернулась, не аукалась вообще, это тоже не мое место. Уже тогда я подсознательно знала, что я больше не вернусь туда. А в реальности я придумывала и озвучивала любимому мужчине отмазки, чтобы не подавать новое заявление на визу. Даже смерть папы, казалось, оказала мне услугу — я нашла в этом оправдание для себя, почему я не могу поехать сейчас в США. Только потом, через пару недель, я призналась себе, что не хочу жить в Америке, что несмотря на чувства, я не смогу вернуться к любимому мужчине, потому что переезд будт для меня самоубийством. А я хочу жить!

Алтай, Москва, Венгрия — все эти короткие поездки за последнее время, показывали мне и открывали во мне то, что я не знала до сих пор о себе. Я открывала для себя саму себя настоящую полностью, обнажив все, что пряталось очень глубоко долгое время. Только сейчас! После стольких лет упорной ежедневной работы над собой, я прочувствовала, кто я есть на самом деле. Не осознала, не узнала, не придумала, не решила, не увидела, а именно прочувствовала!!! Это High Level на данный момент для меня, потому что до этого было, как я сейчас погляжу, все не так, как мне казалось. Вот уже во истину «Все не так, как оно кажется, и ничего не так, как оно кажется!»

Вчера вечером это все сложилось в ясную полную красивую картину, которую я собирала по кусочкам последние семь лет. Я лежала и смотрела кино. Очень люблю смотреть психологические фильмы, через них из себя можно достать такие вещи, которые иногда и специалисту не удается вытащить. Только смотреть такие кино надо уметь правильно. И вот передо мной на экране сцена, где девушке надо было сказать своей маме (визуальному заместителю) то, что она никогда не решилась бы ей сказать в реальной жизни. Я нажала на «стоп!». Не знаю, что заставило меня остановиться: «Вот оно! Это и мой шанс прямо сейчас сказать все, что я хотела и не могла сказать давно». Я нажала на «пуск» и начала говорить…

Это были не просто слезы, это были не просто слова. Героиня выговаривала свою боль, я говорила свое. Что-то перекликалось, что-то разнилось в корне. Мы обе ревели, она на экране, я на своем диване, каждая наедине со своей мамой. Я захлебывалась в слезах, поднялся кашель до спазмов в желудке, казало все внутри выворачивается наизнанку, как будто вместе с кашлем, соплями и слезами выходило что-то очень мощное, тяжелое, неподъёмное, то, что я устала тащить внутри себя… Доли секунды и меня накрыло.

Я поняла, что я всю свою сознательную жизнь доказывала самой себе и всему миру, что я не такая, как моя мама, что я совсем другая. «Нет! Мы не похожи! Мы разные!» — я докажу это любыми доступными мне способами и доказывала! Вся моя жизнь до сегодняшнего момента была одним сплошным очень долгим доказательством под названием «Я не такая, как мама!» Странное дело. Парадокс. Я взяла это для себя когда-то как теорему, которую решила доказать самой себе. А на самом деле это была прописанная аксиома свыше, ведь мы на самом деле не такие, как наши родители. Каждый из нас приходит сюда уже как индивидум, отличный от кого-либо.

Нет, они не плохие наши мамы и папы, они обычные женщины и мужчины, рожденные в СССР после войны, которые жили, как умели, которые воспитывали, как умели и любили тоже, как умели. 

Не быть как мама, как папа — вот камень преткновения. Большинство из нас состоит из этого: «Я не буду жить, как мои родители, я не буду делать, как мама, я не буду пить, как папа, я не буду… я не буду!»

Очень многие из нас живут многие годы с этой амбивалентностью — два противоположных чувства к одному человеку — люблю и ненавижу. Мы не можем не любить своих родителей априори, потому что это самые близкие люди, но в то же время где-то глубоко внутри, спрятанное за семью печатями, внутреннее скрытое чувство ненависти. Очень страшно признаваться себе в такой правде. Но в этом не должно быть вины, что вы испытывали какие-то плохие эмоции по отношению к родителям! Многим это помогало выжить в непростое время, помогало достигать успехов и новых высот, помогало строить другую жизнь, семьи, отношения, отличные от родительских. Таким образом каждый помогал себе, как умел. Да простят нас наши родители, да простим и мы их!

Теперь стало ясно, почему произошел этот сбой в матрице, почему мне надо было вернуться. Потому что надо было закончить одно очень важное дело — начистоту поговорить с мамой, пусть виртуально, но это дало мне понимание, что больше мне не надо тратить силы на то, чтобы доказывать себе, что я не такая как мама, и теперь я могу просто быть собой: Я это Я, а Мама это Мама! И вопреки народному фольклору яблоки могут падать далеко от яблонь.

Автор: Ольга Кирилюк

Подробнее