Когда танцору мешают не только ноги

Кружите меня, кружите!

Могла бы я кричать от восторга голосом Наташи Ростовой, кружась в ритме вальса, но этого не случилось. Вышло все совсем наоборот.

Училась я тогда в десятом классе и занималась танцами на досуге. Учебный год близился к концу и старшеклассники вовсю готовились к последнему звонку. Колокольчик, белые фартуки, сентиментальные речи, уже на репетициях вызывающие слезы и мысли: «А может ну его этот институт? Как же в школе-то хорошо!»

Выпуск был не мой, я должна была еще целый год ходить от звонка до звонка. Но мне выпала большая честь поучаствовать в этом запоминающемся на всю жизнь празднике. Лешка скорей всего тоже его запомнил надолго. Лешка — это такой большой качок из одиннадцатого «Б» на пару голов меня выше и раза в три шире. Добряк с большими голубыми глазами.

Со штангой и гантелями в качалке он «вальсировал» очень легко, а вот танцевать на сцене ему еще не приходилось. Мы начали репетировать за пару месяцев и ближе к концу мая у Лешки начало наконец-то получаться не терять ритм, не путать ноги и делать поддержку. Я думаю, это было его самым любимым. Легкотня же вскинуть тощую девицу себе на бедро, это не жим лежа на сто килограмм, хотя наверняка он брал гораздо больший вес, судя по его бицепсам.

В общем на репетициях все было относительно хорошо, его монотонное «раз-два-три» уже никого не раздражало и все с нетерпением ждали дня Ч.

Почему «Ч»? Потому что с первых минут нашего выступления «Что-то пошло не так».

Зазвучала музыка, в ритме танца мы выходим парами на сцену, все красиво выстраиваются в круг и…

Вдруг я вижу как итак огромные Лешкины глаза становятся еще больше, и за доли секунды до меня доходит смысл того, что происходит. Вы когда-нибудь начиная танцевать вальс застревали на цифре «раз», когда делается самый простой первый шаг? Нет? А мы умудрились! Как? Легко! 

«Раз» — Лешка шагает на меня и не может вставить свою ногу между моих, а я не могу шагнуть назад. Нет, не свело у нас ноги. Свело у меня мои мозги видимо, когда я одевала очень узкий подъюбник под шифоновую юбку. Она же прозрачная, а я девушка порядочная тогда была, не могла светить труселями на всю школу. Что выручит в такой ситуации? Правильно, старый добрый подъюбник! 

Лешка даже слова такого тогда наверняка не знал, не то что само это изделие женского обмундирования.

Леха парень упорный снова пытается сделать свой «Раз» и втыкается ногой во что-то ему неведомое. Опускает глаза, видит, что ничего вроде бы ему между ног не мешает, танцор-то он нормальный. Я же от ужаса и нелепости всего, происходящего начинаю семенить, перебирая ногами хоть как-то, чтобы догнать ритм и вальсирующих однокашек. 

Леха пытается все еще поймать ритм, а заодно и меня, и сделать свое «два-три». Учителя в первом ряду уже ржут, поняв, что происходит. Постановщик всего этого действа не стесняясь орет громче музыки, чтобы Леха продолжал несмотря ни на что. И тут он, сообразительный малый, хватает меня как статуэтку, поднимает над полом и наконец-то с облегчением делает свое «раз». И неважно, что весь танец уже мы запороли, Леха танцевал что-то свое, учителя покатывались со смеху, на сцене тоже стоял гогот. Поддержку все же нам удалось сделать нормально, но уходили мы все со сцены в ритме вальса, держась за животы. 

С тех пор я не ношу подъюбники, а Лешка наверное не танцует вальс.

Автор: Ольга Кирилюк


Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *